История выздоровления: Ольга, излечилась от лейкоза (25 лет)

лейкоз страшная болезнь

Как оказалось, лейкоз страшная болезнь. Я сама попросила маму побрить меня раньше времени. Волосы только начинали выпадать, мама брила и тихо плакала, а я плакала, потому что плакала мама.

лейкоз страшная болезнь
после лечения
Мне поставили диагноз: острый промилоелоцитарный лейкоз. У меня в голове не укладывалось, как я могла заболеть, да еще и лейкозом, когда я даже не простужалась никогда? Все обнаружилось совершенно случайно. Однажды я лечила зубы, и раны как-то подозрительно долго заживали. Мой стоматолог отправил меня сдать кровь – на всякий случай, разумеется. И вдруг… тревожный звонок из лаборатории. Какие-то бласты в крови. Что это такое – я тогда даже не понимала.  И понеслось: больница, врач, диагноз, и я как будто не понимаю, что это все со мной. Но именно тогда — в первые 10 минут после приговора, повернувшись к окну, — я твердо для себя решила, что это не моя болезнь, и что я ничего не сделала в этой жизни полезного, чтобы вот так взять и умереть, ведь мне всего лишь 22. В моей голове было четкое понимание: сейчас самое время жить!

Откуда на тот момент у меня появилось столько уверенности – я не могу объяснить. Какое-то чувство мне подсказывало, что эта болезнь пройдет, как насморк, просто надо пережить. Переживала (от слова жила) этот период лечения я, конечно же, не одна: врачи, родные и близкие люди были со мной 24 часа в сутки.

лейкоз страшная болезнь
фото после болезни
Еще мне ужасно повезло с соседями по палате. Сейчас я вспоминаю этот период, как поездку в очень веселый пионерский лагерь, только пионерами были лысые люди разных возрастов. Мы все очень сдружились, всегда много смеялись, играли в карты и контрабандой таскали запрещенную врачами еду. Меня буквально трясло от горького шоколада, я тайком проносила его в палату и ела, несмотря на все запреты.  

После шести месяцев высокодозных химиотерапий, различных препаратов, побочных эффектов и нулевого иммунитета пролетели быстро. Да, было очень непросто, но зато потом жизнь как будто началась заново. Через 8 месяцев, когда основное лечение было успешно закончено, я решила, что мне пора на работу и в университет. Врачи говорили, что рано, так как началась поддерживающая терапия, которая на протяжении двух лет требовала режима и ежедневного приема химиотерапии в малых дозах, но я не могла позволить себе терять время. Решила и вышла. Вернулась к жизни обычного человека. Сейчас мне 25, я окончила университет, поступила на второе высшее, сменила работу и вышла замуж. Кстати, мой молодой человек все время лечения был со мной и во всем поддерживал. Я почему-то совершенно не переживала, что он сбежит или пропадет. Была на 100% в нем уверена, и не ошиблась. Когда я похудела до 38 килограмм, Дима называл меня миленькой и говорил, что ему даже нравится моя новая внешность.

Как только выписалась, поняла, что не смогу больше оставаться в стороне и решила помогать людям. Я таскала огромные сумки оставшимся девчонкам, помогала им возить анализы на исследования. Я считаю себя самым счастливым человеком. Мне было дано испытание, но благодаря ему я стала по-другому смотреть на мир.